Передовая


"Передовая"

Послушник Павел Сенькин вспоминал, как однажды ска­зал отцу Ипполиту: «Вот, батюшка, мало мы молимся, надо больше молиться!» Батюшка его выслушал и ничего не отве­тил. На другой день Павел опоздал на литургию, а старец подошел к дверям храма одновременно с ним. «Молитвенник наш...» — обратился к нему отец Ипполит. Другого рыльско-го послушника, продававшего монастырское молоко, «скру­тило». Всю выручку он пропил. Батюшка потом привет­ствовал его словами: «Кормилец ты наш...» Смирял тонко, намеками.

После возвращения с Афона старец думал, чем помочь этим «молитвенникам» и «кормильцам»... Как их, изнемо­гающих и падающих, сохранить в руках Божиих? И вот он начал регулярно (по субботам) совершать отчитки — молеб­ны о недужных, которые он называл «вычитами». Старец Ипполит придавал отчиткам особенное значение.

— Все люди сейчас духовно больны. Их нужно лечить, — утверждал он.— Не все на «вычитах» исцеляются, но легче-то всем.

Архимандрит Иероним (Карпов), настоятель Успенского собора города Звенигорода, подворья Саввино-Сторожевского ставропигиального монастыря, кандидат богословия, полагает, что под видом отчиток архимандрит Ипполит скрывал особый харизматический дар, которым он обладал:

— «Не может град укрыться на вершине горы» (Матф. 5:14). Народ безошибочно разглядел в отце Ипполите носителя благодатных духовных дарований и потянулся к нему, как к источнику живой воды.

Да, это был особый харизматический дар — вести войну с сатаной.

Поначалу это было просто соборование. Интересно, что и без того многие приезжавшие к рыльскому старцу вели себя неадекватно, проявляли все признаки демонической одержимости. Лаяли и визжали оттого, что старец благо­словлял их Святым Евангелием или крестом. Смыслу про­исходящего более соответствовало последование молеб­на об избавлении от духов нечистых, на чтение которого перешли.

В Русской Православной Церкви не утихают споры о том, какими дарами Святого Духа должен обладать экзорцист, заклинатель дьявола, о целесообразности отчиток вооб­ще... Но именно совершение этих молебнов в сочетании с приемом посетителей после вычитов и составляло види­мую часть миссии отца Ипполита со времени его возвра­щения с берегов Геллеспонта, Эгейского моря на Курскую землю. Он благословлял эту «процедуру» всем своим много­численным «пациентам», поясняя, что она полезна не только одержимым духами злобы: «Наш вычит — от всех немощей». Люди высокой духовной жизни демоническую силу вообще презирают, даже имя ее игнорируют.

Дабы развеять слухи о том, что отчитка — это нечто непра­вославное, католическое, есть смысл дать описание структу­ры этого молебна «о немощных, обуреваемых от духов нечистых и стужаемых» по требнику, изданному Свято-Троице-Сергиевой лаврой в 1992 году (репринтное воспроиз­ведение издания Московской синодальной типографии 1884 года). Молебен включает в себя 142-й, 22-й, 26-й, 67-й и 50-й псалмы. После их прочтения священник читает «Канон молебный ко Господу нашему Иисусу Христу, ко Пре­святой Богородице, к бесплотным силам небесным, ко апос­толам и ко всем святым». Далее — Евангелие от Иоанна (1-е зачало) и молитва, которую возглашают при совершении Таинства соборования: «Отче святый, Врачу душ и телес...»

Затем произносится первая заклинательная молитва свя­того Василия Великого, архиепископа Кесарии Каппадокийской, которая озаглавлена буквально: «Заклинания Василия Великого к страждующим от демонов и на всякую немощь».

Далее — Евангелие от Марка (71-е зачало) и вторая закли­нательная молитва Василия Великого: «Заклинаю тебя, злоначальника хульного...»

Затем — Евангелие от Луки (51-е зачало). Последующие молитвы принадлежат перу святого Иоанна Златоуста, архи­епископа Константинополя, Нового Рима: «Боже вечный, избавивший род человеческий от пленения дьявольского, избави раба Твоего от всякого действия духов нечистых...»

Далее — Евангелие от Луки (57-е зачало). И заключитель­ная молитва Иоанна Златоуста: «Божественное, и святое, и великое, и страшное, и нестерпимое именование и призы­вание творим на твое прогнание, отступник, также и запре­щение на твое погубление, дьявол...»

Когда читаются эти молитвы, священники однократно помазывают всех присутствующих святым маслом, елеем.

В первые годы отец Ипполит служил молебен сам. По совершении священнодействия произносил традици­онную фразу: «А теперь погасите свечи и становитесь все на колени». На голову одного из болящих клал Святое Евангелие и тихим тенором читал трогательную молитву, в которой просил Господа о прощении согрешений болящих, что и является непременным условием исцеления.

Во время молитвы старец читал списки с именами страж­дущих. В последние годы этих имен было тысячи.

Люди вставали с колен и с пением молитвы Божией Матери «Царица моя преблагая» подходили к батюшке и целовали крест Христов в его руке. Их окропляли святой водой.

После молебна жаждущие утешения выстраивались в оче­редь и старец здесь же, в храме, начинал прием.

Присаживайтесь, матушка. Вас как зовут? Откуда вы приехали?

Меня зовут...

Надежда. Добрая ты душа, Надежда!

Батюшка, разве у меня на лбу написано, что я — Надежда?!

Ну, ну, рассказывай, как ты живешь?

Я с Украины, из Сум. Муж пьет, в церковь его не зата­щить. Сама я уже на пенсии, и меня хотят сократить по служ­бе. А как прожить на пенсию? Еще и сердце беспокоит...

Вы с мужем венчаны?

Нет, батюшка.

Вы обязательно повенчайтесь. Возьмите масла с вычи-та и мажьтесь, мужу можешь его в пищу добавлять. Этого масла бесы трепещут. Мужа ты запиши на двенадцать заоч­ных вычитов — это двенадцать суббот. И читай акафист Николаю Угоднику. У тебя двое детей, вот для них две иконки. Спаси тебя Господи, дай Бог здоровья. Приезжайте летом.

Другая паломница в черном платке:

Батюшка, у меня страшное горе... Я не могу говорить... Сын повесился. Моя жизнь кончилась! Вот его платочек, весь в крови, а пахнет, как будто духами пропитан...

Ты счастливая мать. Твой сын в хорошем месте — муче­ник. Не он повесился, а его повесили. Подойди к свечной лавке и закажи ему заочное погребение. И всех усопших близких вспомни, кто из них не погребен,— подай их имена. Землю крестом посыпь на могилку сына или в монастыре на одну из могил.

Батюшка, родненький, спасибо Вам...

Матушка, не забывай ходить в церкву. Вот, возьми иконку.

Теперь буду чаще ходить! Слава Тебе, Господи! Слава Тебе!

По выходным дням собирались толпы, приезжали автобу­сы страждущих. Из Курска, Белгорода, Воронежа, Брянска, Орла... Из Москвы. Мест в монастырских кельях катастро­фически не хватало, поэтому паломники ночевали в храме на полу (до литургии) или в монастырских домиках в При­городной слободке. Кому что выпадало.

Во время отчиток в переполненном храме творилось нево­образимое. Одержимые кричали так, что человеку, попа­давшему сюда впервые, казалось, будто он в преисподней. От нечеловеческих воплей, собачьего лая, хрюканья и кудах­танья волосы на голове вставали дыбом, создавалось впе­чатление, что содрогаются стены храма. Все это напоминало кадры из фильма ужасов. Неподверженные такому действию духов злобы испуганно осеняли себя крестным знамением.

Интересны воспоминания очевидцев. Наталья Дмитриева, преподаватель Северо-Кавказского государственного тех­нологического университета, говорила о том, что многие паломники, впервые попавшие на отчитку, испытали шок:

—      Это был не просто страх, но потрясение от посвящения
в новую, доселе неведомую реальность. Все те, кто до приезда в Рыльск был далек от православия, остро ощутили в этом месте биполярность бытия. Мы узрели и злобу бесов­скую, и силу Божию. В Рыльской обители мы неожиданно оказались на переднем крае борьбы тьмы и Света.

—      Здесь сила на силу идет,— улыбался старец.

Быть может, рыльские отчитки и нужны были, чтобы отверзлись духовные очи «слепых», чтобы привлечь как можно больше «рыбы» в «сети»? Одичавшему от многолет­него растления народу надо было видеть нечто сверхъесте­ственное, чтобы вновь обрести веру во Христа.

Но объективно то, что демоническая «порча» оказалась массовой.

 


Рейтинг@Mail.ru