Силы Небесные с нами


"Силы Небесные с нами!"

Одна баба, приехавшая в Рыльский монастырь, разоткро­венничалась в разговоре со старцем: «Отец Ипполит, хочу мужика, водки и мяса». Батюшка задумчиво ответил: «Мне тоже иногда хочется... гм-м... газетки почитать».

Между двух бездн — милосердия Божия и нашей нечи­стоты — пребывая, терзаемый дьяволом и не решившийся на прорыв ко Христу, человек по природе своей слаб и немо­щен. Эта слабость обретает самые разнообразные черты. Особую категорию немощных как раз и составляют те, кото­рым попущено быть мучимыми духами нечистыми на зем­ле, чтобы душа спаслась в Вечности.

Девочку Полину покрывала какая-то корка. Экзема не экзе­ма, даже в Москве врачи не могли поставить диагноз. Архи­мандрит Ипполит стал вычитывать девчушку и сказал: «В ней легион бесов, она взяла все грехи своего рода». Апол­линария «умерла» на глазах у своих близких. После вычита она лежала бездыханная. Отец Ипполит успокоил: «Не бой­тесь, это бес из нее вышел. Только один». Корка с кожи Полины отпала после отчиток, но не в одночасье. В школу ходить она не могла из-за этой болезни. Купалась по благо­словению батюшки в монастырских источниках; когда вхо­дила в святую воду — мучилась, бесы ее не пускали войти, а потом становилась тихой и просветленной.

—      Помните, в Евангелии сказано, как Иисус Христос по­
велел бесу выйти из бесноватого? — спросил архиманд­рит Мирон (Пепеляев), настоятель Покровского храма села
Знахлицы на Псковщине, также совершающий отчитки. — Когда бес покинул человека, тот лежал на земле весь в пене. Непонятно было, жив он или мертв. И народ говорил: «Он умер». Вот как сильно мучают бесы, вот какое сопротивле­ние приходится преодолевать. Чин отчитки — это не просто чтение молитв. Это помощь душам, измученным бесами, а значит, борьба. Даже до смерти.

В областной больнице города Владимира Наталье Щепиной поставили диагноз лимфогранулематоз, который под­твердился при биопсии (анализе клеток) лимфатического узла. Она стала готовиться к смерти. В отчаянии позвонила родной сестре Тамаре, супруге священника Михаила Ники­тина, в город Рыльск. Отцу Михаилу и его матушке с трудом удалось уговорить Наталью приехать к рыльскому старцу.

—      Порча у Вас,— поставил ей свой «диагноз» отец Ипполит.— Вам нужно побыть на вычите двенадцать суббот под­ряд.

Перед десятой отчиткой на подступах к монастырю Ната­лья неожиданно стала упираться и не своим голосом кри­чать: «Я не пойду!» Так бес обнаружил себя.

—      Приехала она к нам в глубочайшей депрессии, истощен­ная, с опухшими от слез глазами,— вспоминал иерей Миха­ил,— но после двенадцати субботних вычитов к ней вер­нулся интерес к жизни, появилась прежняя энергия. Когда Наталья вернулась во Владимир, решила сдать повторный анализ, результаты которого шокировали врачей. Она была
абсолютно здорова. Без единой таблетки! До этого чуда Наташа не навещала нас десять лет, а теперь бывает дважды в год и очень скучает, но не по нам, а по Никольскому мона­стырю. .. Она приезжает из Владимира в Рыльск, чтобы по­клониться могиле человека, который ее вымолил.

За великое смирение отец Ипполит получил от Господа очень редкий в наши дни дар заклинания падших духов. Ни духовные чада старца, ни кто-либо из тех, кто рассказы­вал нам о нем, не помнят случая, когда бы батюшка во вре­мя отчитки говорил с бесом. Но по крайней мере однажды это произошло. Александр Сухоруков, в то время молодой следователь прокуратуры Рыльского района, вспомнил этот жутковатый диалог, который происходил у него на глазах.

—      Хватит ее мучить! — отец Ипполит подошел к бесную­щейся.— Выйди из нее!

Не выйду,— прохрипел бес устами женщины,— куда же я пойду?

Иди в лес,— потребовал старец.

В лес не пойду, там холодно,— лукавил нечистый.

Тогда иди в меня.

Нет, в тебя не пойду, в тебе я сгорю!

Он, должно быть, и в самом деле «сгорел» бы в благодати Божьей, которой был преисполнен великий старец и закли­натель демонов архимандрит Ипполит. На отчитках одер­жимые падали так, как будто бы состязались на ринге, без единой царапины или ушиба вставали вновь и продолжали молиться. Каждая такая служба в течение многих лет была великим чудом Божьим.

Демоны с воплями выходили из людей.

—      Это очень страшно, когда бес выходит из человека,—
приоткрыла свой горький опыт одна из духовных дочерей
батюшки Ипполита, Таисия.— После исповеди старец возложил мне на голову крест с мощами. Враг, который был тогда во мне, винтообразно, как юла, как молния, метнулся через голову вверх, а потом ударился в ноги. После того как бес вышел, я почувствовала, что у меня нет ни кровотечения, ни болей, которые меня преследовали. Я еще раз исповедалась, причастилась Святых Христовых Тайн и вернулась
домой совершенно здоровой.

Чего все это стоило архимандриту Ипполиту, да и всей обители, понять несложно. После отчиток, особенно по суб­ботам, по полному чину (в будние дни не читался канон о болящих) батюшка чувствовал себя очень скверно. «Я еле живой»,— порой признавался он.

Иногда после субботних вычитов на его теле появлялись шишки и волдыри, которые на следующий день исчезали. Болел он странно: день не принимал, а на другой день уже всем улыбался. Отчитки были делом его личной брани с сата­ной. Бывало, что после вычитов старец падал ниц в своей келье. Бывало, шел весь отекший, больной «помогать своим».

—      Идет священная война,— сказал он однажды, поймав
на себе сочувствующий взгляд послушника.

Издревле для совершения чина отчитки в обителях изби­рался один благочестивый монах, как правило, священнослужитель. В Рыльске все обстояло иначе. Там церковное послушание экзорцистов (заклинателей) несли все монас­тырские священники. Более того, даже женатых батюшек, приезжавших к старцу за советом, он благословлял принять участие в таком вот новом для них молебне. Подобное пред­ложение вызывало мистический трепет.

«Отец, облачайся, помолимся, а потом будем с Вами бесе­довать»,— просил старец.

Тайна рыльских вычитов не раскрыта. Одно очевидно: архимандрит Ипполит сознательно вызывал огонь на себя. Казалось порой, что все силы ада восстали на батюшку и на монастырь. И это была правда. Во время отчиток даже стены храма как будто бы приходили в движение. После службы отец Ипполит действительно едва передвигал ноги.

—      Когда мы, простые священнослужители, по благослове­нию батюшки совершали отчитки,— рассказывал иеромо­нах Даниил (Джериев), несколько лет исполнявший обязанности благочинного Свято-Николаевского монастыря,— то мы лишь открывали уста, произнося заклинательные молитвы. Старец вел борьбу с бесовскими силами, а не мы. Именно поэтому практически ежедневное чтение «бесогонных» мо­литв было для нас абсолютно безопасным.

«Они читают, а вычитываю я»,— подтвердил его слова старец.

Летом 1999 года архиепископ (в то время епископ) Хаба­ровский и Приамурский Марк (Тужиков) приехал в Рыльск к архимандриту Ипполиту.

—      Мы неоднократно обращались к нему за духовным со­ветом,— рассказывает владыка.— А в этот раз приехали с единственной целью. На Дальнем Востоке некому было от­читывать недугующих, и я об этом скорбел, ведь не каж­дый православный Приамурья может в нужный момент добраться до центра России, ехать поездом слишком долго,
лететь самолетом дорого. Мы с отцом Игорем Зуевым пря­мо в воротах монастыря увидели архимандрита Ипполита, который вышел нам навстречу. Отец Ипполит сам спросил меня: «Владыка, кто в Вашей епархии отчитывает?» Я ответил, что как раз приехал для того, чтобы решить этот вопрос и попросить духовного совета. Батюшка показал рукой на отца Игоря: «Пусть будет он». Я тоже думал так, но меня смущало то обстоятельство, что отец Игорь не монах, а же­натый священник и у него есть дети. Ведь сатана усилива­ет натиск на того, кто проводит отчитки... Отец Ипполит меня успокоил: «Владыка, пусть отчитывает». Мои сомнения рассеялись. Вернувшись в Хабаровск, я отдал распоряжение и благословил отца Игоря отчитывать народ.

Я, кстати, рассказал об этом для того, чтобы подчеркнуть прозорливость старца Ипполита: он сам задал мне вопрос, с которым я к нему ехал, и сам же на этот вопрос ответил...

Сомнения архиепископа Марка имели под собой серьез­ные основания.

—      И по благословению старцев отчитка дается нам нелег­ко,— вздохнул во время нашей беседы архимандрит Ми­рон. — Не каждый может этим заниматься. Известны случаи, когда священники, имея только ревность, без соответствующей духовной подготовки, без благословения старца (или совета старцев) и архиерея начинали отчитывать болящих.
Кончалось это очень быстро тем, что бес входил в такого
ревностного без ума батюшку, который сам же становился
бесноватым. Правящему архиерею ничего не оставалось де­лать, как отстранить от службы такого священника.

Особенную осторожность высказал игумен Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне и сомолитвенник отца Ип­полита архимандрит Авель:

—      Ко мне в гости, в Иоанно-Богословский монастырь под Рязанью, приезжал один уважаемый и знакомый мне еще
по Афону батюшка. Он мне говорил: «Отец Авель, зови сюда всех бесноватых с округи, я сейчас буду их отчитывать». В ответ я только улыбнулся: «Друг мой, если я позову сюда всех тех, о ком ты говоришь, то бесы-то, что в них, пожалуй, весь монастырь разнесут, когда ты их повыгоняешь...» Он обиделся.

В предисловии к молебному последованию об избавлении от злых духов говорится, что заклинатель должен, прежде всего, себя блюсти от страсти гордости и тщеславия, а также от сребролюбия, поскольку «диавол над всеми сынами гор­дости царствует и от себе подобных не побеждается».

—      Кроме того, настороженное отношение к отчиткам в наши дни вызвано тем,— считает архимандрит Иероним (Кар­пов),— что православные XXI века слишком часто не ока­зываются способными иметь молитвенное дерзновение христиан первых веков. Оно достигается твердой верой и благочестивым образом жизни. Оскудение того и другого делает нашу молитву «бескрылой». Это при том, что даже далеко не все подвижники решались на молитвенный под­виг по изгнанию духов злобы.

Но в Рыльске жил старец, который имел непоколебимую веру во всесильную помощь Божью, смиренное ненадеяние на собственные силы и, конечно же, особое сокровище — харизматический талант. Дар от Бога. По вере и по хариз­ме подвижника Верховный Врач душ и телес помогал всем страждущим — не только одержимым. Причем, как оказалось в поздние годы его настоятельства, личное присутствие архимандрита Ипполита на отчитке было даже не обязатель­но. «Заместить» старца мог любой батюшка, только, конечно, по его благословению.

— Я провожу отчитки раз в неделю, на большее просто сил нет, — поделился молитвенным опытом клирик Хаба­ровской епархии протоиерей Игорь Зуев.— Отчитка — это борьба с лукавыми духами и со страстями, которые демо­ны возбуждают в людях. Наверное, у каждого священника свое восприятие этого духовного опыта и свои результаты. У меня, например, отчитка обретает более мягкие, чем у мно­гих, формы, явные проявления беснования случаются редко. После вычитов люди подходят ко мне и говорят о том, что получили облегчение, а то и исцеление от каких-либо болез­ней, в том числе онкологических. Демоническое действие осуществляется на разных уровнях: от грубых материальных воздействий до тонких помыслов. На отчитках исцеля­ются от винопития, блуда, уныния и от бессонницы. Вообще от всяческой душевной тяготы. Те, кто приходит на отчитки, попадают в храм, конечно, не случайно, а это тысячи людей. Зная о том, что одна из его духовных чад подает имена многих своих близких на заочную отчитку (и такая прак­тиковалась в Рыльском монастыре), батюшка Ипполит ей посочувствовал: «Вы, матушка, для всех них делаете очень доброе дело. Спаси Вас Господь!» И тем не менее не всех отчитка выручала.

— Был такой случай,— сожалеет архимандрит Мирон.— Приехала ко мне мать одного молодого парня и жалуется: «Сын очень много курит. Я была у разных старцев, у Кирилла, у Наума, и у этого, и у того, а теперь к вам, батюшка, при­ехала». Нашли они меня прямо в храме. Я отчитывал его. А он курить не бросил. Чадит и чадит как паровоз. Мать ко мне с упреками: «Ничем вы не помогаете моему сыну!» «И не поможем,— отвечаю,— если он сам Божьей благода­ти в свое сердце не допустит, ведь он не просто курит, он и не собирается бросать!» Побеседовал с ним. Юноша сказал, что у него нет силы воли... А что из этого проистекает? Раз человек не находит в себе силы воли, значит, Господь может во спасение ему болезнь попустить, да такую, которая заста­вит его смириться. Тогда и курить бросит. Вот в таких-то случаях, когда человек сам себе не хочет помочь, не помо­гает и отчитка. Если кто-либо не хочет оставить свое страстное состояние, свой грех, молитва не помогает. Человек не желает ничего понимать — желание греха вместо стрем­ления ко спасению. Тогда изволь пройти путь очищения, страдания, скорбей за свои грехи. А этот путь примирения со Христом может быть очень болезненным, прямо скажу, не все его могуть выдержать. Поэтому к отчитке надо гото­виться не только священнику, но и болящему. Благодать всю нечистоту попаляет во время отчитки, но только если самому этого захотеть. Девочка двенадцати лет теряла зре­ние день за днем, стремительно и бесповоротно. Предлагали рискованную операцию. Но она походила ко мне на отчитки неделю — зрение восстановилось полностью. Женщина в летах мне говорила: «Чувствую тяжесть внутри». Я ей благословил походить на отчитки. «У меня,— говорит,— что-то бегает по всему телу, по всем органам стреляет...» Вот бес себя и обнаружил.

Есть и противники отчиток, особенно среди православной молодежи. Вчерашние пономари, новые батюшки, только что из семинарии, они «авторитетно» заявляют: «Не ходите к отцу Мирону на отчитки»,— и это несмотря на благослове­ния архиереев на эти молебны. Они утверждают: «Исповедь и причастие — вот вам и исцеление». Однако так не проис­ходит, потому что это особый чин — изгнания, заклинания, запрещения демонов.

Должен сказать по собственному опыту, что отчитка нико­му еще вреда не приносила. Грешить-то не боимся! Страха Божьего не имеем. Значит, и тут надо потерпеть. Бес-то, он так просто не сдается!..

— По вере вашей будет вам,— заключает рассказ об отчитках протоиерей Игорь Зуев.— Воля Божья будет творить­ся только над тем, кто сам этого искренне захочет. Перед молебном-отчиткой надо исповедаться, причаститься, надо жить церковной жизнью, дабы не случилось с нами чего худ­шего. .. Когда нечистый дух, как сказано в Евангелии, ищет покоя и не находит, тогда берет семь злейших духов, чем он сам, и вместе с ними вселяется туда, откуда был изгнан,— в человека. «И будут последняя человеку тому горша пер­вых» (Матф. 12:45). Я перед каждой службой об этом напо­минаю. Ко мне приходят люди подготовленные. Возможно, поэтому и не бывает в моей практике таких «концертов», которые устраивают лукавые духи. Что же касается полно­го неприятия отчиток некоторой частью нашего духовенства и даже мирянами, то в таких случаях имеют место или неве­жество, или зависть. Могу сказать, я тоже испытал то и дру­гое на себе. Но стараюсь идти путем, на который благословил меня батюшка Ипполит, и не думать о каких-то своих «осо­бенных» дарованиях: эта сила от Господа по молитвам отца Ипполита и по благословению правящего владыки Марка. Я просто выполняю послушание. Небесное благословение на заклинание падших духов получил отец Ипполит. Он и теперь, с Небес, ведет эту страшную брань с сатаной, а мы всего лишь исполнители его благословения. Послушники...

 


Рейтинг@Mail.ru