о. Сампсон (Сиверс)

ЖИЗНЕОПИСАНИЕ ИЕРОСХИМОНАХА САМПСОНА (СИВЕРСА)

osampson-sСтарец удивительной судьбы, иеросхимонах Сампсон (Сиверс, 1898-1979) с юных лет чувствовал в себе неодолимую тягу к Богу и молитве. Девятнадцатилетний Эдуард Сиверс принял Таинство Крещения в 1917 г. Его родители были настроены против принятия сыном Православия. Отец Эспер Сиверс происходил из датского рода, переселившегося в Прибалтику, он был советником и личным другом Государя Императора. Мать старца была англичанкой. Они повстречались в России, и 27 июня 1898 г., в день Сампсона Странноприимца, у них родился сын Эдуард.

С детства Эдуард Сиверс посещал храмы различных конфессий, читал духовную литературу на английском, немецком, французском, русском языках. Ничто так не тронуло его сердце, как православная Божественная Литургия. Он погружал свой ум в богослужение и молитву, утвердился в вере в то, что Православная Церковь – единственное благодатное сообщество, сохранившееся от катакомб, от святых Апостолов, от Господа Иисуса Христа, и принял таинство Миропомазания, получив в святом крещении имя Сергия.

Однажды Сергий, тогда студент военной медицинской академии, повстречал в Петрограде монахов Савво-Крыпецкого монастыря и стал послушником этой древней обители. Но монастырские будни быстро закончились, их сменили месяцы страданий в перипетиях гражданской войны, долгое лечение в госпитале, а с 1921 г. батюшка подвизается в Александро-Невской Лавре.

Иеромонах Сампсон свидетельствовал о своей жизни того периода: «…я понял, какой я счастливый человек! Потому что я монах, я знаю Иисусову молитву, знаю «Достойно есть, яко воистину…», знаю мою любимую «Всемилостивую», которой меня научил сам преподобный Серафим Саровский (во сне, за два часа до моего ареста). Это случилось в 1929 году. Помню: вижу во сне преподобного Серафима, он входит ко мне в балахончике, нагибается надо мной (а я сижу или лежу – не помню) и читает мне медленно, внимательно эту «Всемилостивую», и я ощущаю на лбу его слезы. Тут я вскочил и тут же записал эту молитву. А через два часа я был арестован. Это был, кажется, мой четвертый арест. И эта «Всемилостивая» - она меня сопровождала и оберегала восемнадцать лет советского лагеря и всего прочего. Это была ненасытная пища для меня. А когда я стал опять литургисать священником, уже на свободе, я ощутил ее особенно сильно на Литургии и на всенощных».

В лагерях отец Симеон несколько раз чудом избежал смерти, но каждый раз Господь и Матерь Божия оберегали его. Однажды уголовники проиграли батюшку в карты, пришлось спасаться от холода молитвой. В другой раз, в наказание за богослужения в лесу, его подвесили на крюк за ребро. Третья казнь устроена была исповеднику в леднике морга, но батюшка снова выжил. Самой же изощренной казнью было оставление на съедение крысам. О. Симеона раздели донага, чтобы он побыстрее замерз (это было своеобразным проявлением милосердия), посадили в клетку и прикрутили к стенкам прутьями. Всю ночь батюшка читал Всемилостивую и слышал, как рядом кричат от боли люди, которых заживо съедают голодные крысы. Наутро клетку подняли, ожидая увидеть голый скелет, но о. Симеон был невредим, только пятки немного погрызены.

Многие годы отец Симеон проходил настоящие мытарства в советских тюрьмах и ссылках. 1945 год, год Великой Победы, застал батюшку в тюрьме на Дальнем Востоке. После Победы вышел правительственный указ об амнистии церковнослужителям. Но начальник тюрьмы отказался выпускать нужного ему узника, которому уже выдал документы об освобождении, и о. Симеону пришлось совершить побег – через Дальний Восток, Сибирь, Среднюю Азию… Начался новый этап жизни о Симеона и новые мытарства, болезни, подвиги. Он служит на приходах в Ставрополье, Борисоглебске, Мордовии, в Полтавском женском монастыре. У о. Симеона открываются духовные дарования – дар духовного рассуждения и прозорливости; верующие прихожане только и говорят, что о батюшке и его проповедях! Поразительное дело: сельская молодежь, вместо клуба и кино, гурьбой валит в храм на богослужения! И раздраженные власти переводят его с прихода на приход, с епархии на епархию…

Из Полтавы батюшке приходится переехать в Астрахань, потом в Волгоград. На его проповеди в храмах Волгограда стекаются толпы народа, но архиерей (из бывших обновленцев) запрещает его в служении на пятнадцать лет и при помощи Совета по делам религий «заточает» в Псково-Печерский монастырь. Батюшке запрещено теперь не только служение в алтаре, но даже и клиросное пение. На некоторое время его уделом становится яблоневый сад, в котором он нес послушание сторожа. Там он целиком предается молитве – Иисусовой и Всемилостивой. Но враг рода человеческого и здесь не оставляет в покое: на него снова клевещут, судом лишают монашества и священства. Вскоре Святейший Патриарх Алексий (Симанский) возвратил батюшке священный сан и право на служение. Без постоянного богослужения о. Симеону было очень трудно. Нередко он ездил в Киев, к митрополиту Иоанну (Соколову), который благословил старца иметь домашнюю церковь. Так в Москве появился новый приход, и даже «Покрово-Феофановский монастырь» (батюшка особенно чтил свт. Феофана Затворника, с детства изучал его труды). 16 сентября 1966 г. в Киеве по ходатайству духовных чад и схимников батюшка принял последний постриг, в великий ангельский образ. Отныне его имя – иеросхимонах Сампсон.

Очень почитал о. Сампсон духовную дисциплину. Крестное знамение, благословение он всегда совершал со тщанием: правильно, четко, благоговейно. Даже по внешности он был исключительно аккуратен, собран. Духовные чада старца отмечали: «После Литургии батюшка сиял, просто сиял. Долго не разговаривал. Только самое основное и срочное говорил. Батюшка очень уставал, он переживал Литургию по-особому, молитвенно. Предстояние Богу было огненное. Слезы его просто душили, и в некоторые моменты Литургии он приостанавливался (так как буквально захлебывался слезами)».

Почил старец иеросхимонах Сампсон 24 августа (в этот день отмечается память прп. Сампсона Странноприимца) 1979 г., отпевали его в храме свт. Николая в Кузнецах, похоронен на подмосковном Николо-Архангельском кладбище, куда можно проехать со станции метро «Выхино» автобусом 706 до остановки «2-й Московский крематорий». Участок 33-А.

Вечная и блаженная память иеросхимонаху Сампсону (Сиверсу)!

Молитва «Всемилостивая»

Всемилостивая Владычице моя, Пресвятая Госпоже, Всепречистая Дево, Богородице Марие, Мати Божия, Несумненная и Единственная моя Надежда! Не гнушайся мене, не отвергай мене, не остави мене; заступись, попроси, услыши; виждь, Госпоже, помози, прости, прости, Пречистая!»

По книге «Алфавит духовный», Москва, 2009 г.

Более подробное жизнеописание





Рейтинг@Mail.ru